Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Джослин Годвин. Толкиен и Примордиальная Традиция (2)


Так мы подходим к Дж.Р.Р.Толкиену, оксфордскому профессору, в свободное от работы время написавшего один из манифестов Эры Водолея. Знал ли он, что «Сильмариллион» и «Властелин Колец» пронизаны традиционной мудростью и эзотерическим знанием? Был ли он таким же «знающим», как Данте или Блейк, или же он был скорее «глашатым», подобно тому, как им, возможно, был Шекспир? Оставляю ответ на усмотрение биографов: он по сути не столь значим. Вопросы влияния и преднамеренности занятны и, действительно, существенны для того, чтобы сложилась целостная картина, но современная академическая наука слишком переработала с ними. Одним из недостатков такой науки является отсутствие вертикального измерения при отслеживании источников. Наибольшее же значение имеет то обстоятельство, что космическое видение и мировоззрение, присущие произведениям Толкиена, замечательным образом гармонируют с точкой зрения Примордиальной Традиции, и что благодаря огромной популярности этих произведений души миллионов читателей проникаются определенными универсальными истинами. Если это эскапистская литература, то эскапизм имеет место быть только в направлении от лжи в сторону чего-то того, что приближается к реальному. Далее я приведу несколько примеров, какими способами Толкиен воплотил эту древнюю мудрость. Каждому из них следовало бы посвятить отдельное исследование; и несомненно, однажды такие исследования будут сделаны.

         Эпос начинается, как тому и следует, в Начале всех вещей («Сильмариллион», Лондон, 1977, стр. 15; далее – «Сильм»). Эру или Илуватор – это тот Единственный, чей Ум содержит в себе все проявленное и непроявленное. Он не Абсолют – не Брахма Ниргуна, или Айн Соф, или Трижды Неведомая Тьма – но высшее Божество в его активном модусе: Брахма Сагуна; EHEIEH – Универсальный Разум. Это ясно из того, что он эманирует Айнуров, «порождений его мысли». Айнуры, коих Илуватор обучает и которые радуют его своей песнью – это демиургические Силы (ныне называемые Архангелами или Богами, в зависимости от той или иной традиции), наделенные миссией создать Вселенную, как неоформленную, так и оформленную.

         Толкиен – отнюдь не первый, кто изображает Творение посредством звука или песни. Это очень распространенная метафора, которую, с одной стороны, можно обнаружить во всех теологиях творящего Слова или порядкообразующего Логоса, а с другой – в образе Музыки Сфер. Толкиен, уподобляя Зло диссонансу, благодаря которому музыка как целое только обогащается, напоминает теоретиков спекулятивной музыкальной теории эпохи Возрождения (Фладда, Кеплера, Кирхера и т.д.): как умелый композитор знает, как разрешить диссонанс в консонанс, так и Илуватор делает так, что злые намерения Мелькора провоцируют Божественный Ум на еще более чудесную гармонию («Сильм», стр. 17). Такое объяснение Зла, трудное для того, чтобы его принять тому, кто от него страдает, является, тем не менее, единственным интеллектуально приемлемым для эзотерика. Индийский мудрец Рамакришна, отвечая на вопрос ученика, почему Бог допускает Зло, сказал: «Чтобы сделать плот толще».

         Четыре стадии Творения в «Сильмариллионе» хорошо согласуются с эзотерической космогонией. Первым действием Единого была эманация Строителей, Айнуров. Вторым – в их музыке прозвучала мысль о возможности космоса, сотворенного в соответствии с их собственной природой и ограничениями, с определенным началом и определенной каденцией, отмеченными самим Илуватором («Сильм», стр. 17). В-третьих, возникло видение, в котором Айнуры узрели Мир, сотворенный их музыкой: мир, еще неманифестированный, «ибо Великая Музыка была лишь ростом и расцветом мысли в Безвременных Чертогах, и Видение – лишь предвидение» («Сильм», стр. 20). В-четвертых, Илуватор придал субстанцию идеальному, что реализовалось во фразе «Эа, Мир, который есть», в которым Айнурам нужно было созидать с чистого листа. Не находим ли мы здесь четыре степени – архетипического, интеллектуального, имагинативного и физического существования? Или, что то же самое, четыре мира Каббалы: Ацилут, в котором обитают архетипы или аспекты Божества: Бриа архангелов и их музыкальных эманаций; Йецира их «визионерных» творений; и Асия – мир физической формации?

         Верные цели реализации видения во Времени и в Материи, некоторые Айнуры ниспустились на Землю и отныне называются Валарами. Но помимо них Илуватор сотворил непосредственно своих собственных Детей – Людей и Эльфов, чьей окончательной судьбы не ведали даже Айнуры («Сильм», стр. 18). Сравните это с гностической космогонией, в соответствии с которой Высший Бог создал Человека как сущностно божественное бытие, но поместил его в мир, находящийся ниже уровня Эонов – или Айнуров – которым была вменена задача заботы о физическом творении. Мелькор, Злой Дух, завистливо возжелавший подчинить своей воле Эльфов и Людей («Сильм», стр. 18), отверг такой порядок, подобно Сатане исламских учений, который отказался поклониться Адаму. Сами Валары, способные, если пожелают, облечься в человеческий облик («Сильм», стр. 21), напоминают Демируга Книги Бытия, антропоморфного Господа Бога, прогуливающегося по Эдему и устанавливающего правила для Адама и Евы. Эти ранние записи привносят очень гностическую атмосферу.

         Валары, как некоторые гностические Эоны, имеют своих Королев, которые в индуистской теологии назывались бы Шакти, творческими силами, через которые Валары осуществляют действие. В подчинении у них находятся Майяры, редко появляющиеся в видимой форме («Сильм», стр. 30).Таковы самые верхние уровни Великой Цепи Бытия: от Единого, к богам и богиням, к, сказали бы мы, ангелам? Ниже Майяр (хотя, некоторым мистическим образом, превозмогая их) располагаются Люди и Эльфы, наивысшие из которых подобны богам, а низшие – чуть больше, чем звери. Как демиургические творения следуют Гномы, созданные Ауле, одним из Айнуров, наиболее напоминающего классического бога Вулкана («Сильм», стр. 27, 43). Ниже – животные, растения и камни, причем даже самые скромные звенья цепи демонстрируют, в силу своих благих качеств и временами – ума, что они – нечто отличное от мертвого вещества. Наличие подобной иерархии существ, или состояний существования, представляет собой универсальный постулат традиционного космоса, как и представление об особом положении в этой цепи Человека.

         Что касается планет, я упомяну лишь, что сотворение Земли, как и в Книге Бытия, предшествовало творению Луны и Солнца («Сильм», стр. 99). Луна была создана первой, Солнце несколько позже, и оба они движимы Майярами: планетарными умными сущностями, признаваемыми в большинстве традиционных космологий. Планета Венера появилась намного позднее («Сильм», стр. 250), что соответствует представлениям разве что Великовского.

 

(продолжение следует)

М.Лингз. Старинные литовские песни. Продолжение

          Приведенные здесь переводы взяты из небольшого сборника, озаглавленного «Старинная литовская песня» (7), представляющего собой антологию из сорока семи песен, собранных и переведенных на английский язык Адрианом Паттерсоном. Процитируем его: «Я как мог пытался передать изящность ритмики оригинала и поэтому избегал регулярных рифм, которые могли бы показаться слишком частыми и легковесными; вместо того я как мог постарался воспроизвести нечто вроде литовского ассонанса (неполной рифмы)».

 

Moon took to be his bride

Sun is the first spring tide.

 

When Sun woke up at down,

Moon from her side was gone.

 

Moon, as alone he loved,

Morn’s Star beheld and loved.

 

Then Thunder, wroth, with His blade

cleft him in two and said:

 

Why didst abandon Sun?

Why, Morn’s Star’s minion,

by night didst rove alone?

 

        

Collapse )